Страшные преступления забытой войны в Украине всплывают на поверхность — The Times

Издание пишет о том, как пророссийские боевики жестоко издеваются над мирными жителями.

Российские марионетки совершают военные преступления, жестоко и беспричинно пытая мирных людей. © rss-catalog.net

Александра Грищенко схватили, пытали и чуть не казнили из-за аквариумной рыбки. Хирург-ветеринар хотел покинуть захваченный российскими силами Луганск в июле 2014 года. Но сначала решил посетить свою клинику.

«У нас там был маленький аквариум. И рыбок не кормили несколько дней. Они умирали с голода», — рассказал Грищенко журналистам The Times.

Вооруженные боевики схватили ветеринара, требовали показать документы, которые он оставил дома. Один из нападавших вел себя все агрессивнее, обвинил луганчанина в шпионаже и приказал сесть в машину.

«Не было причин убегать. Я был невиновен. Поэтому я поехал с ним», — рассказал Грищенко.

Так он стал одним из сотен людей, незаконно запертых в подвалах и тюрьмах в подконтрольных российским силам регионах Донбасса, где с апреля 2014 года продолжается война. Многие из тех, кто до сих пор остаются в заключении, становятся жертвами принудительного труда, публичного унижения, избиения, сексуального насилия и пыток. Грищенко удалось освободиться перед самой казнью. Он покинул Донбасс и переехал в Киев. Через три года после того 56-летний ветеринар показался журналистам The Times вежливым и спокойным. Но воспоминания о боли, печали и истощении никуда не исчезли. Он рассказал, что в тот день, когда его задержали возле ветеринарной клиники один из боевиков взял его телефон и листал фото, среди которых нашел снимки с проукраинских демонстраций. Тогда террорист криво усмехнулся и сказал, что этого уже достаточно, чтобы расстрелять Грищенко, но добавил, что передаст его «контр-террористическому подразделению».

Грищенко бросили в подвал общежития, где держали еще около 20 человек.

«У одного человека лицо было полностью изрезано. Другой лежал на полу покалеченный побоями. В комнате воняло потом и дерьмом», — вспоминает ветеринар.

Через несколько часов боевики вернулись и забрали Грищенко в комнату, где террорист по прозвищу «Бэтмен» пытал людей. Грищенко избили, а потом душили веревкой до тех пор, пока он не потерял сознание. Террорист, который его пытал, носил прозвище «Маньяк». Он кричал: «Признай, что ты долбанный шпион!».

Позже, не сумев выбить с Грищенко признания в шпионаже, его раздели, привязали к столу и избили. «Маньяк» сломал ветеринару все пальцы, а потом срезал кожу между ними скальпелем. В тот вечер его приковали наручниками к стулу рядом с другими схваченными людьми.

«Это было ужасно. Наручники сжимали мои руки так сильно, что они посинели. Охранник отказывался ослабить их течение двух дней», — вспоминает Грищенко.

Он провел в подвале четыре месяца, за которые ему только один раз разрешили помыться. «Маньяк» часто устраивал побои. Перебои с электроснабжением не редко оставляли узников в полной темноте. Грищенко видел, как одного из схваченных забили до смерти. Также он рассказал, что видел заключенных девушек-подростков, которых боевики использовали в качестве сексуальных рабынь на фронте.

Однажды утром Грищенко и других погрузили в автобус и отвезли на окраину города.

«Они хотели нас уничтожить. Мы слишком много видели», — пояснил ветеринар.

Но другая группировка боевиков атаковало охранников. Грищенко смог убежать и скрыться вместе с несколькими надежными друзьями. Позже, зимой, он проник в свой дом, взял паспорт и сел на автобус до Москвы, а оттуда поехал в Киев. В украинской столице он смог найти работу в ветеринарной клинике, живя в старом опщежитии. Через несколько месяцев после начала новой жизни, Грищенко нашел одного из своих палачей в социальной сети «Вконтакте».

«Этот парень вернулся в Мурманск и разместил целую коллекцию фото. Он подписал их «Воспоминания о Донбассе». С его снимков следовало, что он якобы был героем, который сражался за свободу, за лучшую жизнь. Но ни одно из этих фото не показало, какие преступления он там сотворил», — говорит Грищенко.

Издание пишет, что в Киеве активисты и юристы пытаются пролить свет на черные секреты подвалов Донбасса. Их организация называется «Центр гражданских свобод». Она занимается расследованием нарушений прав человека по всей Украине включая Крым и охваченные войной регионы Донбасса. Сотни украинских солдат и гражданских исчезают или становятся военнопленными в захваченных российскими боевиками регионах.

Журналисты The Times пишут, что в «Центре гражданских свобод» смогли встретиться с некоторыми жертвами, которым организация помогла. Среди них — 50-летняя Ирина Бойко из Полтавы. В 2013-2014 годах она присоединилась к участникам Революции достоинства.

«Моя внучка потратила последние свои карманные деньги, чтобы купить еду демонстрантам. Вот тогда я и присоединилась к движению. Как я могла стоять в стороне?» — вспоминает женщина.

Когда Россия оккупировала Крым и вторглась в Донбасс, Бойко начала вывозить семьи из захваченных российскими силами регионов. Вместе с другими активистами она часто ездила в оккупированные города, чтобы организовать безопасный путь мирных жителей на подконтрольную Киеву территорию, придумывая разные истории, чтобы российские боевики пропустили через свои КПП.

«Мы никогда не просили за это деньги. Мы собственную шкуру отдали бы, чтобы помочь этим людям», — говорит она.

В конце июля 2014 года Бойко вместе с 4 коллегами отправилась на передовую, чтобы передать украинским солдатам помощь. Позже того же дня она поехала в захваченную часть Луганской области, чтобы вывезти оттуда пенсионера и беременную женщину. В 17:00 фургон Бойко остановили российские боевики и так называемые «казачки». Они обвиняли женщину и ее группу в поддержке «врага». Затем боевики нацелили на активистов оружие и приказали им садиться в машину. Бойко и других активистов отвезли на заброшенную фабрику и заперли там. Позже в тот вечер нападавшие вернулись, некоторые из них были пьяны. Они вывели своих пленников во двор и приказали им стать к стене. Боевики обстреляли их, имитируя казнь. На следующий же вечер схваченных активистов начали бить.

«Это был ад. Не было никаких причин, они делали это ради развлечения. Я пыталась сосчитать каждый удар, чтобы сохранять контроль. Но я сбилась со счета», — вспоминает Бойко.

Читайте также: Украинский военный подорвал себя, чтобы не попасть в плен к террористам

На следующее утро заложников отвезли в Горловку, которую контролировал главарь террористов Игорь Безлер по прозвищу «Демон». Толпа местных била заложников, пока их вели. Бойко разбили челюсть и глазницы в семи местах. Но настоящие пытки были еще впереди.

«Нас затащили в глухую комнату. Они привязали меня, схватили мою руку и отрезали мне мизинец кабельным резаком. Потом они попытались сломать мне большой палец плоскогубцами. Я пыталась не кричать, поэтому они взяли молоток и ударили им по коленке так сильно, что молоток сломался. Один из них начал сверлить мне ногу електродреллю, а потом еще больше десятка раз в других местах моего тела», — вспоминает Бойко.

Она добавляет, что один из боевиков пытался вырвать ей глаз ложкой. Ему не удалось это сделать, а Бойко потеряла сознание. Теперь ее правый глаз ослеп. На четвертый день женщину увезли в грязный гараж, где держали в одиночной камере два месяца, прежде чем перевезли в другую, в которой сидело 20 человек. Дважды в день им разрешали выйти на улицу. Ночью спать приходилось на ящиках из-под боеприпасов с постоянно включенным светом.

«Другие заключенные говорили между собой, но я сначала молчала. Я постоянно молилась. Каждый день охранники угрожали нас расстрелять. Один из них был нормальным и давал мне дополнительный паек. Не все из них были плохие», — вспоминает Бойко.

Шли недели. За пределами тайной тюрьмы продолжалась настоящая война. Но внутри Бойко пыталась сблизиться с охранниками, обрабатывая их раны и вправляя сломанные конечности.

«Для меня это не было чем-то удивительным. Они тоже люди. Это не означало, что я люблю Украину меньше. Это означало, что я получала еду», — говорит женщина.

Освобождение произошло неожиданно. В сентябре стороны договорились об обмене пленными. На тот момент Бойко уже провела в плену 103 дня. Охранники забрали ее из тюрьмы, дали ей новый спортивный костюм и отвезли к буферной зоне.

«Когда я перешла границу, то не почувствовала ничего. Все было размыто. Я не понимала, что происходит. А когда я увидела украинский флаг, то упала на землю. Думала, что уже никогда не вернусь домой», — вспоминает Бойко.

Месяцами она боялась, что обидчики будут охотиться на нее. Ее физические раны заживали, но психологические привели к депрессии. Благодаря терапии и силе воли она преодолела худшее — злость, чувство изоляции и неутешительную грусть. Но она до сих пор не чувствует себя полностью свободной, потому что некоторые ее друзья, которых схватили вместе с ней, до сих пор остаются в заключении.

«Лучшая терапия для меня — это попробовать освободить других. Худшее в прошлом. Моя единственная цель сейчас-это спасти тех, о ком забыли», — говорит Бойко.

Издание пишет, что по официальным подсчетам Киева, боевики удерживают сейчас 128 человек в плену. Еще около 400 считаются пропавшими без вести. Однако, настоящие цифры могут оказаться значительно выше. Кремль постоянно отрицает свое присутствие в Донбассе, несмотря на многочисленные доказательства обратного, использует пленных как инструмент пропаганды и разменную монету в торгах за амнистию для своих марионеток.

Читайте также: Боевики пообещали включить в список по обмену пленными историка Козловского – Геращенко

Теоретически, Москва хочет, чтобы захваченные ее силами регионы стали полуавтономным регионом в составе Украины, который станет «троянским конем», что позволит влиять на политику Киева, направленную на сближение с Западом.

«В Донбассе мы видим похищения, казни мирных жителей, преступления против человечества. Это происходит не смотря на возраст людей, пол или состояние здоровья. Всех пытают и унижают. Это широкая кампания, одни и те же вещи происходят снова и снова. Цель состоит в том, чтобы запугать и взять под контроль население посредством террора», — считаетдиректор «Центра гражданских свобод» Александра Матвийчук.

Издание пишет, что нарушение Женевской конвенции, правда, совершаются не только пророссийскими боевиками. Правозащитные организации также обвиняют украинскую сторону в похищении, пытках и тайном заключении сепаратистов. Правда, масштабы этих нарушений значительно меньше.

Издание напоминает, что война на Востоке Украины продолжается уже четвертый год. Ее жертвами стали около 10 тысяч человек, еще более 2 миллионов были вынуждены покинуть свой дом. А мирные жители продолжают страдать от столкновений и обстрелов. Много кто не верит в политическое завершение войны, но такой сценарий позволил бы возобновить обмен пленными и дать старт диалогу для примирения. Впрочем, это могло бы означать амнистию для худших преступников конфликта.

«Мы не можем допустить никаких компромисов. Не может быть никакой амнистии для нарушителей прав человека. Мы так уже делали в прошлом, и это не решает проблему в корне. Надо разорвать этот замкнутый круг безнаказанности», — считает Матвийчук.

Ранее Ирина Геращенко сообщала о том, что бойовики ОРДЛО искусственно занижают число заложников. «Искусственно занижается цифра заложников, ОРДЛО не дает информации о тех, кого удерживает. Например, сейчас в списке СБУ, с которым мы работаем в минской группе, больше 100 человек, к осени боевики подтверждали только 20 из этого списка, с сентября уже 48, хотя мы точно знаем местонахождение 58. Но их прячут, врут, что таких нет, а других вообще отказываются искать», – сообщила политик.

Ранее сообщалось, что по данным СБУ, террористы ОРДЛО удерживают в заложниках 110 украинских граждан. 492 человека считаются пропавшими без вести. В Минске продолжаются переговоры об обмене пленными по формуле «228 на 58», согласованной с ОБСЕ.

Подробнее о ситуации с заложниками читайте в материале Валентины Самар «На свет» в еженедельнике «Зеркало недели. Украина».

По материалам: ZN.UA / <!—

—>

Дякуємо: zn.ua

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*